Бесплатная замена суставов

37957 0 11:13 / 18.12.2014/ Алена Епишева

Что общего между испанским королем Хуаном Карлосом, олимпийским чемпионом Алексеем Ягудиным, экстрасенсом Аланом Чумаком и главным инженером проектов «Гипроживмаша» Сергеем Ковалевым? Все они прошли через эндопротезирование.

С возрастом суставы изнашиваются — это аксиома. А с учетом болезней, вредных привычек и тяжелых физических нагрузок могут выйти из строя гораздо раньше. Полагаясь на возможности современной медицины, многие думают, что спасением станет протезирование. К слову, сегодня в списке нуждающихся на замену сустава почти 1200 жителей Гомельщины. Ждать операцию с использованием бесплатного импланта в среднем нужно полтора-два года, платного — около месяца. Почему так медленно продвигается очередь и можно ли ее ускорить, решает ли искусственный сустав наболевшую проблему? — во всем этом разбиралась корреспондент «Гомельскай праўды».

Железные суставы при бережном отношении прослужат человеку 20 – 25 лет

Медом намазано, но все равно болит

Вскоре очередь на эндопротезирование пополнит гомельчанин Сергей Анищенко. Мужчине всего 58, но здоровье позволяет ему работать лишь сторожем, и то с перерывами на госпитализацию. «Двадцать лет назад попал в аварию, и нога при ударе выскочила из бедра, — рассказал пациент ревматологического отделения Гомельской городской клиниче­ской больницы № 1. — Врачи ее вправили, и все было нормально, пока два года назад не заболело колено, а теперь вот и тазобедренный сустав. Ночью становится еще хуже, буквально выкручивает ногу».

По словам собеседника, чего только не перепробовал. Лопух к колену прикладывал, медом намазывал, покупал всевозможные мази. Использовал даже лошадиные гели, а сдвига никакого. За два года второй раз в больнице. Лечение приносит недолгое облегчение. Доктор говорит, надо менять тазобедренный сустав. «Ну а что делать, если ходить не могу, такие боли?» — вздыхает гомельчанин.

Как показывает практика, в критическом состоянии уже не помогут народная медицина и экстрасенсорика. Что говорить о простых смертных, если известный целитель Алан Чумак не смог себе помочь и лег в больницу для замены сустава.

Но возвратимся к теме. Кроме пациентов, перенесших травмы, в числе кандидатов на новый сустав больные с гонартрозом, коксартрозом и ревматоидным артритом. Если ортопед-травматолог решает, что медикаментозное лечение себя исчерпало и необходимо переходить к хирургическому, направляет пациента на комиссию по отбору на эндопротезирование крупных суставов. Там при наличии показаний его ставят в лист ожидания. Пошаговую последовательность рассказала заведующая ревматологическим отделением ГГКБ № 1 Елена Карпенко.

Некоторые могли избежать протезирования, если бы вовремя обратились к ревматологу или ортопеду-травматологу, выполняли рекомендации врача и принимали лекарства. Конечно, возрастные изменения вспять не повернуть, но образ жизни изменить можно. Губительно влияют на суставы: гиподинамия, курение (разрушает структуру кости), большое количество кофе (вымывает кальций из организма), длительные тяжелые физические нагрузки и лишний вес. «Как правило, ожирение ускоряет прогрессирование артроза коленных суставов, — поясняет Елена Карпенко. — Однако никто из пациентов, кого я знаю, еще не похудел. Людям проще дождаться третьей стадии артроза и поставить имплант».

Каждый выбирает сам, как коротать время в очереди на эндопротезирование. Есть пациенты с артрозом коленного сустава третьей стадии, которые продолжают активно лечиться (лекарство, ЛФК, массаж, бассейн, курсы препаратов гиалуроновой кислоты внутрисуставно). Другие оформляют группу инвалидности и просто ждут операции.

Первую операцию по эндопротезированию коленного сустава в Гомеле провели в 2009 году, тогда список нуждающихся включал 200 человек. В 2013 году заменили 81 коленный сустав, в очереди остались 368 человек

Оперируем что, где, кому?

Нужно сказать, что тема эндопротезирования на Гомельщине довольно скромно представлена во всезнающем интернете. При всем желании, кроме рекламы услуги и описания операции, мало что найдете. За достоверной информацией обращаюсь к главному ортопеду-травматологу области.

В регионе стандартные операции по эндопротезированию тазобедренных суставов проводятся в шести специализированных отделениях, — пояснил заведующий ортопедо-травматологическим отделением областной клинической больницы Юрий Косс, — в Гомеле (в областной больнице и городской клинической № 1), Мозыре и Речице, а с прошлого года в Жлобине и Светлогорске. Коленные суставы заменяют лишь в Гомеле (в областной и город­ской больницах). Человека ставят на учет в том учреждении, к которому он относится территориально. В областной больнице обслуживаются пациенты из районов, где нет межрайонных отделений, проводятся все повторные протезирования и операции в сложных случаях жителям области.

Только за январь — сентябрь врачи Гомельщины провели 505 эндопротезирований крупных суставов, из них 432 тазобедренных. Родной изношенный «подшипник» гражданам Беларуси заменяют бесплатно. По сути, очередь распространяется не на операцию, а на имплант. Средний срок ожидания тазобедренного сустава — полтора года, коленного — два. Особенность в том, что в Беларуси тазобедренные протезы производят, а коленные нет.

Кто не хочет ждать или отказывается от отечественного протеза, может приобрести импортный. Операцию проведут в течение бесплатная месяца, но не в ущерб остальным.

Кандидаты на замену тазобедренного сустава в основном люди после 50, коленного — после 60 — 65 лет. Не так уж редко встречаются и помладше. Самой молодой стала 21-летняя девушка, страдающая ревматоидным артритом.

При артрозе коленного сустава хрящевая прокладка истончается, расстояние между костями уменьшается, что причиняет пациенту сильную боль, отмечает Елена Карпенко

Противопоказания. Эндопротез очень уязвим к внешнему воздействию и особенно к инфекции. Перед операцией предстоит обширное обследование, в том числе сердца, легких, почек. Никто не станет делать протезирование пациенту с язвой желудка, пока она не зарубцуется. Кариозные зубы скрывают инфекцию, от которой могут нагноиться послеоперационные раны.

Есть два вида протезирования: бесцементное и цемент­ное. Какое нужно, определяет врач. Бесцементное рассчитано на молодых с крепкой прочной костью. После операции стенки протеза сами срастаются с кост­ной тканью. Цементный способ применяется, если кость хрупкая, что часто встречается у людей после 60 лет.

Юрий Казимирович показал набор «запчастей», необходимых для замены одного (!) тазобедренного сустава. В операционную берется три-четыре комплекта (ножка сустава, чашка, пластиковый вкладыш, головка и винты для крепления) размерами побольше и поменьше, чтобы пациент получил подходящий ему протез.

Восстановление после замены тазобедренного сустава длится почти полгода. Прооперированный пациент встает на костыли на третий-четвертый день. После выписки его направляют на реабилитацию. «Железному» человеку также дают паспорт протеза.

Предварительно протез нужно подобрать по размеру

Из 3 — 4 комплектов деталей пациенту устанавливают нужный по размеру протез тазобедренного сустава

За, против, воздержался

Некоторые думают: «Что тут такого? Лягу на операцию, поставят титановый имплант, и дальше буду скакать, аки молодой козлик». Оказывается, не все так просто.

Сегодня многие идут на замену сустава как на стандартное хирургическое вмешательство, — поясняет Юрий Косс. — Но эндопротезирование не излечивает болезнь, а лишь улучшает качество жизни. К операции нельзя относиться как к замене испорченной детали. Для человека лучше то, что дано природой, — естественный «подшипник». Неизвестно, как поведет себя в теле кусок металла. Всегда убеждаю пациентов, особенно молодых: чем позже поставлен эндопротез, тем лучше. Ведь со временем он изнашивается.

Осложнения. Большинство результатов операций хорошие. Но бывают и осложнения: индивидуальная непереносимость, неприживляемость импланта, нагноение раны, тромбозы. Во всем мире нормальным считается 3 — 5% неблагоприятных исходов. Гомельщина идет на этом уровне.

Неспециалист вряд ли сможет отличить импортный протез от отечественного

Срок службы. При хорошем отношении к железному суставу и выполнении всех рекомендаций можно комфортно прожить 20 — 25 лет. Пациенту перед протезированием нужно внимательно ознакомиться с тем, что его ждет: как правильно ходить, ложиться в постель, садиться в машину, какую обувь носить.

Расшатывание протеза. Лишний вес, бег, прыжки, тяжелый физический труд и сельхозработы приводят к расшатыванию протеза через 5 — 7 лет. Вот почему у сельчан он изнашивается быстрее. Имплант подойдет для обычной жизни, но не для профессионального спорта. Помните неудачную попытку вернуться на лед фигуриста Алексея Ягудина, которому заменили тазобедренный сустав?

Повторное (ревизионное) протезирование проводится для замены износившегося импланта. Эта операция более тяжелая и длительная, чем первичное протезирование. Лучше до нее не доводить.

Некоторые, стоя на очереди, еще думают, оперироваться ли? Кто-то до конца жизни проживает с больным, но родным суставом. Не все пациенты, которые получают письма с приглашением на протезирование по очереди, приезжают на операцию. Люди перезванивают, спрашивают, можно ли отложить, приехать через год. Можно!

После операции по протезированию тазобедренного сустава пациент становится на костыли на 3 — 4-й день

Нет-нет, мы хотим сегодня!

Большинство операций (около 90%) выполняется с использованием бесплатных протезов. До­ждаться своего планирует Сергей Анищенко: «Слышал, что импортный стоит около трех тысяч долларов. Но где их взять? Живу от получки до получки».

Нетерпеливые или привередливые могут купить имплант и поставить его в первоочередном порядке, что не противоречит постановлению Минздрава. Пациент выбирает любой: импортный или белорусский «подшипник».


Цементный протез стоит около 1,5 тысячи долларов по курсу, белорусский аналог — 7,7 миллиона рублей.

Бесцементный — около трех тысяч долларов, его отечественный коллега — 12 — 14 миллионов рублей.

Эндопротез коленного сустава обойдется в 2,5 — 3 тысячи долларов.


Дважды «железной» леди стала пенсионерка из Светлогорска Жанна Андреевна. «Настолько довольна результатом первой операции, что через год пришла снова, — говорит 65-летняя пациентка. — До этого 12 лет лечила у ревматолога артроз тазобедренных суставов. В очереди решила не стоять. Возраст не тот, надо ж трошки пожить! Выбрала импорт­ные протезы, каждый обошелся около 17 миллионов рублей. Еще работая бухгалтером, собирала деньги на металл. Да и муж помог».

Если в чулке сбережений нет, можно ли взять кредит на медицинские услуги? Объясняю по телефону специалисту кол-центра «Беларусбанка», что 67-летней бабушке нужно 3 тысячи долларов на эндопротез. Ее пенсия 3 миллиона рублей. Оказалось, что максимальная сумма, на которую можно претендовать, 25 миллионов рублей. (То есть остается вариант с цементным протезом.) Получив в кредит 16 миллионов рублей под 26% годовых, придется два года выплачивать ежемесячно почти 900 тысяч рублей. Но учитывая преклонный возраст старушки, в выдаче кредита ей могут отказать, без объяснения причин, предупредил голос в трубке.

Не все упирается в деньги. Большинство пациентов использует другой, бесплатный, вариант, раскрывает все возможности Юрий Косс: «Очень повезло людям, которые застрахованы в «Белнеф­тестрахе». Организация финансирует клиенту замену сустава. Таких пациентов прооперировано достаточно много». Некоторые предприятия области, такие как Мозырский НПЗ, «Гипроживмаш», также помогают восстановить трудоспособность своим кадрам. Заключается договор с областной больницей на оказание услуги, и пациент не платит ни копейки.

За примером далеко ходить не пришлось. Лежа в палате после операции, свою историю поведал главный инженер проектов ОАО «Гипроживмаш» Сергей Ковалев: «В апреле 2013 года почувствовал резкую боль в бедре. Из-за некроза головка бедра стала быстро разрушаться, к тому же нога укоротилась на три сантиметра. Мучался от боли днем и ночью. А мне всего 46 лет, еще работать и работать. В феврале 2014 года по­ставили в очередь на эндопротезирование. Когда узнал, что придется ждать около двух лет, обратился к руководству предприятия. Операция прошла хорошо, доктор сказал, что длину ноги восстановили».

Гомельчанин Сергей Анищенко планирует дождаться своего бесплатного протеза

Надо ж дать?

Где есть очередь, всегда велика вероятность взятки. Наверняка находятся «благодарные» пациенты, желающие быстрее проскочить в операционную?

Чтобы предотвратить коррупцию и существуют комиссии по отбору пациентов на эндопротезирование, — опроверг мои сомнения Юрий Косс. — В ней задействованы 3 — 4 человека: заместитель главврача или начмед, заведующие операционным блоком, травматологическим отделением, поликлиникой. Как доктор, я не могу брать на операцию кого захочу. Любая проверка легко вычислит нарушения.

Щекотливый вопрос адресую уже в прокуратуру области и госконтроль. Как констатировала старший помощник прокурора области Надежда Самусева, обращений граждан по фактам коррупции при оказании медицинских услуг, в частности протезировании суставов, не поступало. Аналогичный ответ услышала и от заместителя председателя Комитета госконтроля области Андрея Сущевича.

По заверению начальника управления здравоохранения облисполкома Николая Василькова, нареканий на затянутую очередь и качество проведения операций не было. Конечно, очередность соблюдается. Но к каждому пациенту подходят индивидуально. В облздрав регулярно поступают обращения от людей, которые не в состоянии переносить боль из-за разрушенных суставов. В таком случае комиссионно решается вопрос о внеочередном протезировании отечественным имплантом. За год рассмотрено около 20 таких обращений.

На Гомельщине в плане протезирования суставов еще есть резервы. «Дабы минимально сократить сроки ожидания операции, мы намерены развивать межрайонные структуры, в частности в Жлобине и Мозыре, — поделился планами Николай Васильков. — В райцентрах проводится эндопротезирование, но чтобы достичь уровня областной больницы и Гомельской городской больницы № 1, нужно укрепить материально-техническую базу, усилить кадровый потенциал».


Каждому пациенту по импланту

В Беларуси достигнуты значительные результаты в эндопротезировании благодаря тому, что в стране налажен выпуск искусственных суставов, отметил первый заместитель министра здравоохранения Беларуси Дмитрий Пиневич на втором республиканском съезде врачей в Гомеле. Это значительно повысило доступность оказания ортопе­до-травматологической помощи населению. Если раньше пожилые люди с переломами шейки бедра практически превращались в лежачих пациентов, то теперь после замены сустава снова могут ходить.

— Интересно, как на фоне республиканских достижений выглядит Гомельщина?

— Довольно неплохо, — констатировал Юрий Косс. — По объективным причинам мы не можем конкурировать со столицей, но уверенно лидируем среди других областей. Если в 2013 году на Гомельщине проведено 608 операций по замене тазобедренных суставов, то в Гродно — 535, Бресте — 469, Могилеве — 375, Витебске — 371.

С каждым годом выполняется все больше операций, но потребность в них только увеличивается. Судите сами: год назад в очереди на замену тазобедренного сустава стояли 649 жителей области, коленного — 368, сегодня 820 и 370 соответственно.

— Кто решает, сколько протезов нужно выделить на область. Почему бы не заказать столько, чтобы сразу обеспечить всех нуждающихся?

— Нужно понимать, что очередность есть везде. В данном случае речь идет о плановой операции по протезированию, а не об экстренной помощи. Возможность получить бесплатный протез — большое достижение нашего государства. Например, на Украине до сих пор не производят свои импланты. Каждый год от Гомельщины подается заявка в Минздрав, сколько наши врачи могут произвести протезирований крупных суставов. И с каждым годом цифра растет. Но количество операций не может увеличиваться до бесконечности. Ведь травматология и ортопедия не состоит из одного эндопротезирования. Выполняется масса других операций, как плановых, так и экстренных.

— Подскажите, в чем отличие импортного протеза от отечественного?

— Отечественный производится белорусской фирмой «Алтимед» около 18 лет. Товар сертифицирован, имеет международное подтверждение качества. Импортные протезы в какой-то мере лучшего качества, поскольку на мировом рынке существуют 40 — 50 лет. У них больший опыт применения, отработанная методика изготовления. Но каким бы ни был протез, при неправильной эксплуатации он может прийти в негодность раньше, чем вы думали.



P. S. Повальное эндопротезирование уже привело к тому, что в развитых странах наступил «железный век»: повторных операций проводится вдвое больше, чем первичных. При этом врачи не скрывают: никакой имплант не заменит полноценно родной сустав. Можно быть очень богатым, выбрать лучший протез и престижную клинику, но получить плохой результат. Пример тому король Испании Хуан Карлос, который перенес три неудачных операции по замене сустава. Увы, появление в организме металла, не гарантирует железного здоровья.


Источник: http://gp.by/category/special/investigation/news36845.html



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Лечебно - профилактическое учреждение «6-я городская клиническая больница» Остеохондроз с шишкой в шейном отделе

Бесплатная замена суставов Бесплатная замена суставов Бесплатная замена суставов Бесплатная замена суставов Бесплатная замена суставов Бесплатная замена суставов Бесплатная замена суставов